Общество

ИЗ НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ

История первого русского психоанализа, начавшаяся зимой 1905-6 гг. возвращением в Москву – из Цюриха, от К.-Г. Юнга, – Н.Е. Осипова, а в Одессу – из Берлина, от К. Абрахама, – М.Н. Вульфа, закончилась в 1929-30 гг. закрытием «Института психоанализа» в Москве и разгоном «Русского психоаналитического общества». Едва возникнув в начале XX века, традиция психоаналитического образования в России была необратимо утрачена: коммунистический режим не оставлял никаких шансов на сохранение практики «катакомбного» психоанализа.
Интерес к психоаналитическим идеям у мыслящей интеллигенции сохранялся и в советский период, и чтение заточенных в «специальные хранилища» публичных библиотек работ Фройда, разумеется, продолжалось, но лишь с началом «перестройки» (1985-91 гг.) российские врачи и психологи получили возможность, не опасаясь политических преследований, мирно собираться ради дела психоанализа. В 1987 г. состоялся первый приезд в Москву французских психоаналитиков из «Института Фрейдова Поля», позднее ставшего «Школой Фрейдова Дела» (« Institut du Champ Freudien », puis – « École de la Cause Freudienne »); а в 1988 г. – первый приезд американских психоаналитиков из «Американской психоаналитической Ассоциации» (“American Psychoanalytic Association”). Эти визиты дали толчок к созданию двух общественных организаций, членами которых были многие нынешние члены «Московского Общества психоаналитиков».
Первая – «Франко-Советская Группа Фрейдова Поля» (1988-91), позднее – «Российский Круг Европейской Школы Психоанализа» (1991-95). И названия “группы-круга”, и её богемная атмосфера, и её организационные формы (коллективное руководство – “секретариат”, отсутствие писаного устава, официальной регистрации и фиксированных членских взносов) были прямо заимствованы из бунтарской традиции Жака Лакана и его последователей.
Вторая – «Советская психоаналитическая ассоциация (СПА)» (1989-91), позднее – «Российская психоаналитическая ассоциация (РПА)» (1991-95). И названия ассоциации, и её формы, и её официозный уклон (президент – профессор А.И. Белкин, психоэндокринолог; Устав [зарегистрированный при Ассоциации ветеранов войны в Афганистане. Sic!] членские взносы) имитировали общества-члены «Международной психоаналитической Ассоциации» (МПА). Имитировали так успешно, что, едва созданная, СПА получила в 1989 на конгрессе МПА в Буэнос-Айресе беспрецедентный статус «приглашенной учебной группы (“guest study group”)». Добытый им «статус» не мог превратить в психоаналитиков ни самого первого президента, ни его креатур, а написанный на советском новоязе Устав прямо-таки исключал любые демократические процедуры.
Несмотря на разницу в теоретических ориентирах и в стиле функционирования, обе ранние организации были похожи своей открытостью, стремлением к выходу к широкой общественности. Эта традиция в полной мере унаследована «Московским Обществом психоаналитиков», всегда широко открывающим двери своих мероприятий, особенно с международным участием.
«Московское Общество психоаналитиков» училось на организационном опыте своих предшественников: писаный Устав предусматривает не только избрание президента «Общества», но и его обязательную ротацию по истечении двух двухгодичных мандатов (горький урок, извлечённый из опыта СПА-РПА). В тоже время в «Обществе» сохранятся«сторожевой пёс» коллективного руководства в виде Учёного Совета (положительный опыт «“секретариата” Фрейдова Поля»).
Личная степень вовлеченности в каждую организацию была различной. В.А. Потапова в основном работала в СПА-РПА. А.Н. Долгополов, Ю.П. Зинченко и А.Ш. Тхостов главным образом возделывали «Фрейдово поле». П.В. Качалов был членом обоих этих ранних обществ.
История «Франко-Российской Группы Фрейдова Поля», alias – «Российского Круга Европейской Школы Психоанализа», никогда не имевших статуса de jure, de facto закончилась с переходом П.В. Качалова (1993) и А.Ш. Тхостова (1995), после их личного годичного знакомства in situ с упомянутой «Европейской Школой» и с разочарованием в оной, в лоно «Парижского психоаналитического Общества» и его «Института психоанализа».
СПА, alias – РПА прекратила свое существование de jure, поскольку не имела шансов перерегистрации (ни как «Российская», ни как «ассоциация») по новому федеральному закону от 19.05.1995 г. «Об общественных объединениях», и de facto – в связи с отъездом наиболее активных её членов (П.В. Качалова и В.А. Потаповой) на учёбу во Францию. Но судьба «Московского Общества психоаналитиков» – это, прежде всего, судьба людей, мужчин и женщин, желавших стать настоящими психоаналитиками и не жалевших для дела психоанализа ни сил ни времени. Для этих людей невозможно было всерьёз считать себя психоаналитиками, не получив соответствующего образования. Августовская революция 1991 г. открыла границы России и избавила нас от выбора между любовью к своей стране и любовью к психоанализу. Итак, сначала П.В. Качалов (1992), а вскоре В.А. Потапова (1993) и А.Ш. Тхостов (1994), уехали изучать психоанализ в Париже. Остальные будущие члены «Московского Общества психоаналитиков» в те же годы предпочли политическому активизму в России путь личного самосовершенствования, а именно – путь так называемого «челночного» обучения. А.Н. Долгополов, Ю.П. Зинченко А.В. Россохин, А.И. Коротецкая и Л.И. Фусу один за другим нашли для себя такой путь – [psychanalyse-navette & formation-navette] – в «Парижский Институт психоанализа». Ж.В. Зуева избрали для себя аналогичный комплекс учебных программ – [shuttle-psychoanalysis & shuttle-training] – организованных «Международной психоаналитической Ассоциацией» под эгидой «Психоаналитического Института им. Хан Грун-Праккен для Восточной Европы» («Han Grœn-Prakken Psychoanalytic Institute for Eastern Europe – “PIEE”») и обучающих групп в Москве, совмещая с обучением в «Парижском институте психоанализа».
По мере завершения своего трудоемкого психоаналитического образования по стандартам «Международной психоаналитической Ассоциации», члены «Московского Общества психоаналитиков» сталкиваются с непростыми проблемами психоанализа в России. В то время как развитию психоанализа во Франции, например, сопутствовал сюрреализм артистический, то в нашей стране его развитию споспешествует сюрреализм административный, как отечественного, так и международного изготовления, для подробного живописания которых потребуется уже не статья, а книга. Нынешняя ситуация требует от членов «Московского Общества психоаналитиков» всегда быть готовыми разъяснять и широкой публике, и представителям власти, казалось бы, очевидные истины о необходимости предварительного образования для тех, кто дерзает учить, а тем более лечить, других людей.Вышеуказанные обстоятельства побуждают членов «Московского Общества психоаналитиков» активно участвовать в образовательной, научно-исследовательской и лечебной работе российских психиатрических и психологических учреждений на московском и федеральном уровне, налаживать сотрудничество с другими российскими психоаналитическими обществами, организовывать регулярные визиты французских психоаналитиков «Парижского психоаналитического Общества» в Россию. В.А. Потапова в течение пяти лет была инициатором сближения московских психоаналитических обществ, и проведения совместных «Московских психоаналитических семинаров», состоявшихся (2000, 2001, 2002, 2003 и в 2005 гг.) во многом благодаря самоотверженным усилиям всех членов «Московского Общества психоаналитиков», особенно Ю.П. Зинченко (2003 и 2005 гг.). П.В. Качалов в течение десяти лет был постоянным координатором ежегодных (1995- 2005 гг.) франко-российских клинических коллоквиумов, проводившихся каждую осень в Москве с помощью «Парижского психоаналитического общества», результатом которого стала книга «Уроки французского психоанализа: Десять лет франко-русских клинических Коллоквиумов» (А.В. Россохин, П.В. Качалов – редакторы). П.В. Качалов стал также автором первого в России немецко-англо-франко-русского «Психоаналитического Глоссария» (2005). Ю.П. Зинченко с 2003 г. возглавляет Учебно-методическое объединение (УМО) по психоанализу при МГУ. А.В. Россохин явился составителем, научным и ответственным редактором «Антологии современного психоанализа» (т. 1 – 2000 г., т. 2 – 2004 г.). А.Ш. Тхостов, перевёл ещё в 2001 г. с французского «Психоаналитическую патопсихологию» Ж. Бержере, учебник, сразу ставший в России стандартным учебником по психоанализу.
Хронология описываемых событий указывает на то, что с 2005 г. в развитие современного российского психоанализа вмешались les forces majeures, для подробного анализа которых ещё потребуется некоторая историческая дистанция. Эти «обстоятельства чрезвычайной силы» крайне затруднили сотрудничество психоаналитических обществ в Москве и заставили «Московское Общество психоаналитиков» последовать английской поговорке: «Go this way alone!».
С 2005 г. «Общество» сконцентрировало свои силы на продолжении образования своих членов в «Парижском Институте психоанализа» и на самостоятельной организации визитов французских психоаналитиков в Москву с большой частотой: один визит – опытнейших психоаналитиков с лекциями, клиническими конференциями и разборами клинических случаев – каждые два месяца.
В настоящее время члены «Общества» организуют психоаналитическое образование в разных учреждениях: в «Московском Государственном Университете» (Магистратура по психоанализу), в «Федеральном медицинском исследовательском Центре психиатрии и наркологии» (ординатура, аспирантура, Цикл повышения квалификации «Введение в клинический психоанализ»), в «Высшей Школе Экономики», в «Институте психологии и психоанализа на Чистых Прудах».

Для контактов с членами «Общества» и для справок о проведении семинаров и других мероприятий можно обращаться:

  Общая электронная почта «Московского Общества психоаналитиков»: sdpm@psychanalyo.ru