1.1. Зигмунд Фройд (1856-1939) и открытие психоанализа.

1.1.1. Гравюра « La Leçon de Charcot à la Salpetrière »


Гравюра « La Leçon de Charcot à la Salpetrière » всегда висела над кушеткой Фройда.
Ученичество у Jean-Martin Charcot и переход от неврологического – к психиатрическому, а затем – к психологическому этапу в творчестве Фройда

1.1.2. Salvador Felipe Jacinto Dalí, « Retrato de Sigmund Freud »


Самое  правдивое из прижизненных изображенийSalvador Felipe Jacinto Dalí,
« Retrato de Sigmund Freud ».

  1.1.3. Кушетка Фройда в Вене.

1.1.4. “Секретный комитет”

“Секретный комитет” – переход от “дикой орды” последователей (Freud) к Международной психоаналитической Ассоциации.

1.1.5. Фройд – изгнанник: Англия, 1939.

1.1.6. Кушетка Фройда в Лондоне.

  1.2. Школы и направления современного психоанализа.

1.2.1. США. Психоанализ низводится до “подёнщицы психиатрии” (Freud).

Триумф психологии адаптации, психологии целостного Я, всё более укрепляющегося и всё более свободного от конфликтов. Посрамление психологии недомогания от культуры, психологии Этого и  расщепляющегося в процессе защиты Я. Когда-то своей обложкой “New Yorker” красочно иллюстрировал этот триумф human engineering, психологии how to…, короче, бихевиоризма – над психоанализом. Heinz Hartmann & C°, « Ego-psychology » vs Sigmund Freud, « Espsychologie ». John Singer Sargent, « Mrs X » vs Pablo Ruiz Picasso, « Une Fille devant le Miroir ».

1.2.2. Франция.

André Breton, поэт и психиатр, провозглашает Фройда “святым покровителем Сюрреализма”, на обложке знаменитого манифеста, – René Magritte, «Le Viol ». 

  2.1. “Первая топика” или топографическая модель психического аппарата.

2.1.1. Топографическая модель психического аппарата (первая психическая топика)

являет собою применение к психоанализу классической модели рефлекса René Descartes – восприятие-внимание (Сознательность) – память (Несознательность) – моторика (Предсознательность).

2.1.2. Постоянная либидинозная реинвестиция памятных следов

 является условием их сохранения в нейронном аппарате. Субъективно этот процесс толкуется, как постоянный аффективный заряд психических представлений в психическом аппарате (а именно – в Несознательности) – Salvador Felipe Jacinto Dalí, « La persistencia de la memoria ».

2.1.3. Rufino Arellanes Tamayo,
« El Atormentado »

Архаическая память о незабываемых отношениях с первыми объектами распаляется запоздало (nachtraeglich) и обжигает душу.
Запаздывание (Nachtraeglichkeit) травмы связано с абсолютным увеличением либидинозного накала воспоминаний по мере психосексуального созревания. Nachtraeglich – синоним nachtragend (злопамятно) – Rufino Arellanes Tamayo, « El Atormentado ».

2.1.4. ohann Heinrich Fuessli,
« Das Nachtmahr »

Несознательность в психоанализе  – субъективное толкование всей совокупности следов долговременной объектной памяти, т.е., следов восприятия  объектов и впечатлений, оставленных их отношением к субъекту.   Либидинозная реинвестиция объектной памяти в сновидениях – via regia (Freud) к познанию Несознательности – Johann Heinrich Fuessli, « Das Nachtmahr ». 

2.2.   Объективация  и субъективность

2.2.1. Paolo di Dono (detto Paolo Uccello), « Niccolo Mauruzi di Tolentino alla Bataglia de San Romano »

Нейронный аппарат представляет собой динамическую систему ассоциаций между либидинозно заряженными следами памяти (энграммами, пиктограммами). Но д-р Фройд предлагает всем желающим завести себе ещё и психический аппарат, который лишь  гомеоморфен нейронному аппарату. В сосуществовании обоих аппаратов нейронные ассоциации подчинены законам психических  ассоциаций, а не наоборот, как у других докторов, клеветников и завистников д-ра Фройда, – патологоанатомов. Психический аппарат представляет собой динамическую систему ассоциаций между аффективно окрашенными психическими представлениями (объектными и словесными). Следовательно, мы имеем дело не только с объективными процессами  (следами памяти и их либидинозными зарядами), как в патологической анатомии, но и с их  субъективными толкованиями (психическими представлениями и их аффективной окраской), как в психоанализе, – Paolo di Dono (detto Paolo Uccello), « Niccolo Mauruzi di Tolentino alla Bataglia de San Romano ».

2.2.2. Gotthold-Ephraim Lessing
Проблема изобразимости (Darstellbarkeit).

Во-первых – неполнота изобразимости следов объектной памяти в объектных психических представлениях. Во-вторых и в-третьих, неполнота ассоциативных связей между архаическими следами объектной памяти и онтогенетически более поздними следами словесной памяти, соответственно – неполнота ассоциативных связей между объектными и словесными психическими представлениями. В-четвёртых – неполнота изобразимости объектных психических представлений в словесных психических представлениях. Проблема изобразимости кладёт теоретическиё предел психической  символизации и куративного действия психоанализа. Потери информации при перекодировке аналоговых сигналов в цифровые хорошо известны и в кибернетике, и в технике связи. Ранее всех вопрос изобразимости поставил в эстетике Gotthold-Ephraim Lessing как “проблему Лаокоонта” –  несоответствия известной эллинистической скульптуры (изображения объекта) тексту “Aeneidae” Publii Vergilii Maronis (словесным представлениям).

2.2.3. René Magritte,
« Les Six Éléments »

С переходом от вначале от неврологического, а затем от психиатрического, – к психологическому этапу в творчестве Фройда субъективное психическое представление (Vorstellung) окончательно перестаёт смешиваться с объективным следом в памяти (Gedächtnißspur). По позднейшей терминологии Лакана, Означатель (Signifiant) перестает смешиваться c ознаком (signifié) – René Magritte, « Les Six Éléments ».  

2.2.4. Claude Gellée (dit Claude Le Lorrain), « Les femmes de Troie incendiant leurs navires »

После 6-ой главы “Толкования сновидений” Фройда европейский человек узнаёт мужские символы во в мачтах всех кораблей, особенное если эти мачты воспламеняются женщинами, – Claude Gellée (dit Claude Le Lorrain), « Les femmes de Troie incendiant leurs navires ».

2.2.5. Vincent Van Gogh, « Sa Chambre »

И уже более ста лет всеми цивилизованными людьми женские символы столь же безошибочно узнаются во всякой комнате – Vincent Van Gogh, « Sa Chambre ».

2.2.6. Тотем

– истовый древлий фаллический символ, символ фаллоса Праотца первоорды, сыновьями своими убиенного.

2.2.7. «Все мужчины немного смешны…»

– сказал Лакан, имея в виду притязания мужских потомков Праотца, наделённых всего лишь пенисами. Символ этих фаллических претензий – Петрушка – Pulcinella.

2.2.8. Земля

– символ материнского лона, жаждущего плуга и семени своего пахаря, лона плодоносящего, но и всепоглощающего – Alexander Hogue, « Mother Earth Laid Bare ».

  2.3.   “Вторая топика” или структурная модель психического   аппарата.

2.3.1. Zerebralentwicklung: 3 und 5 Gehirnblasen (Wilhelm His, 1905).

Структурная модель психического аппарата являет собою применение к психоанализу биогенетического закона (Ernst Haeckel) и схемы развития первичных мозговых пузырьков эмбриона (Wilhelm His). Передний мозг, обращенный органами чувств к внешнему миру, связан с функциями Я. Средний и задний (ромбовидный) мозг, навсегда остающийся зиять во внутреннюю полость нервной трубки (в тело) – связаны с функциями Этого. Акустический нерв, единственный из черепных нервов, имеющий свои ядра в структурах, развивающихся изо всех трёх первичных пузырьков, указывает на их связь с функциями   Сверх-Я, психической инстанции, названной Лаканом “грубый голос”  – René Magritte, « La Voix ».

2.3.2. Andrea Mantegna, « Calvario »

1929 “Недомогание от культуры” Freud, возникает при чрезмерной сублимации, т.е., при усилении Я в служении не собственной душе, а цивилизации. Нарциссическое гордыня Я и презрение к Этому, как к источнику жизненного влечения, превращает Я цивилизованного субъекта в источник смертного влечения. Сознательное восприятие Kulturtraegern сосредоточено на ничтожной вещи (хитон – вместо Логоса). Сознательное внимание Kulturtraegern направлено на никчемное дело (азартная игра). Нарциссическая глухота цивилизованного субъекта к добротословию, единственно способному связать влечения, гибельны для души и для тела  – Andrea Mantegna, « Calvario ».

2.3.3. Hans Holbein der Juengere,
« E cosí desio me mena »

“Я – не хозяин в своем доме”, – («Трудность психоанализа», Freud, 1916). Импульсы жизненного влечения, исходящие из Этого, либидинозно постоянно подзаряжают незабываемые следы архаичной  памяти и, тем самым, властно формируют сценарии субъективного толкования импульсов влечений – желания. При нарастающем относительном “господстве” Я над внешней действительностью, импульсы Этого нарциссически травмируют Я. Я навсегда остаётся унизительно и жутко беззащитным и беспомощным перед навязчивым повторением либидинозных импульсов Этого. Нарциссический травматизм обусловлен, таким образом, не  (только) содержанием инфантильной памяти и не (исключительно) характером оживающих в ней архаических объектных представлений. Нарциссический травматизм состоит в самом овладевающем Я желании – Hans Holbein der Jüngere, « E cosí desio me mena ».  

  2.4.   Влечения и нарциссизм в психическом аппарате.

2.4.1. Первичный (дообъектный) нарциссизм

Исходным состоянием протопсихического аппарата, во внутриутробной жизни и во младенчестве, является состояние стремящегося к нулю либидинозного возбуждения –  первичный (дообъектный) нарциссизм.

2.4.2. Либидинозные импульсы

Либидинозные импульсы, согласно первой, топографической модели психического аппарата Фройда, накапливаются в его центральной части – в  Несознательности (т.е., в памяти). Прорыв на полюс Сознательности (т.е., в восприятие-внимание) проявится галлюцинациями. Прорыв на полюс Предсознательности (т.е., моторики) выразится в поступках, но в лучшем случае, если, прорыв происходит в области языковой моторики, даст возможность речи, поначалу пустой, но – в счастливом случае психоаналитического слушания – полной речи и возможно более полной и удовлетворительной разрядки либидо.  Пьер Марти указал на возможность прорыва либидинозных импульсов обратно в свой источник – в нейрогуморальный субстрат психики, в вегетативную нервную систему (т.е., в тело), что оборачивается соматизациями.

2.4.3. Baron François-Pascal-Simon Gérard, « Éros et Psyché »

Либидинозное напряжение Психеи нарастает, прежде всего, по невидимым причинам (психосексуальное созревание), и, лишь во вторую очередь, по причинам видимым (отношения с соблазнительными объектами)  – Baron François-Pascal-Simon Gérard, « Éros et Psyché ».

2.4.4. Jacques-Louis David, « Éros et Psyché »

Жизненное влечение – Эрос – является фиксацией в онтогенезе  цепочки ассоциативных связей Этого (источник влечения) с Я, ассоциаций  между следами воспоминаний о более или менее взаимозаменяемых объектах влечения и об объектных отношениях, приводящих к либидинозной разрядке (цель влечения), субъективно толкуемой как удовольствие, – Jacques-Louis David, « Éros et Psyché ».

2.4.5. Карл Павлович Брюллов, « Нарцисс »

Смертное влечение – Танатос – является фиксацией в онтогенезе цепочки ассоциативных связей Я (источник влечения) с Этим, ассоциаций между следами воспоминаний об отказах объектов в либидинозной разрядке,  субъективно толкуемых как неудовольствие от Эроса, отказов, приводящих к разрядке  либидо (цель влечения) обратно в Этом, в субстрате психики,  в теле – Карл Павлович Брюллов, « Нарцисс  ».

2.4.6. Gian Lorenzo Bernini,
« L’Estasi di Santa Teresa »

Лакан разъяснил, что либидинозная разрядка импульсов смертного влечения, хоть и приближает к смерти, но субъективно толкуется как наслаждение – Gian Lorenzo Bernini, « L’Estasi di Santa Teresa ». 

2.4.7. Jeff Mucha, « Narcissus »

Нарцисс утопится не просто в ручье, а во влаге лона матери своей, нимфы Лейриопы, возвращаясь к первой и к последней надежде на обретение полной либидинозной разрядки,  – Jeff Mucha, « Narcissus ».

2.4.8. Nicolas Poussin, « L’Adoration du Veau d’Or »

Первичный процесс мышления – субъективно толкуемый как принцип удовольствия – реинвестирует следы несознательной памяти о добрых объектах и об удовлетворении жизненного влечения, пережитом в отношениях с ними. Реинвестиция следов и без того весьма либидинозных воспоминаний о добрых объектах дарует субъекту галлюцинаторное удовлетворение вторичного (объектного) нарциссизма –  Nicolas Poussin, « L’Adoration du Veau d’Or ».

2.4.9. Комплекс памяти вторичного (объектного) нарциссизма в Я

Условием галлюцинаторного удовлетворения является общее снижение либидинозного напряжения  в психическом аппарате, возможное только вслед за  разрядкой влечений в отношениях с реальными объектами.  Чувственно-бедное галлюцинаторное восприятие приближается, никогда не достигая, к соответствию либидинозной памяти о безобъектности внутриутробного существования и младенческого сна.  Из таких галлюцинаций в ходе психосексуального развития фиксируется комплекс памяти вторичного (объектного) нарциссизма в Я.

2.4.10. Ferdinand-Victor-Eugène Delacroix, « Dante et Virgile sur la Barque »

Вторичный процесс мышления – субъективно толкуемый как принцип реальности – реинвестирует следы предсознательных словесных воспоминаний о злых объектах и о неудовлетворительных для жизненного влечения отказов, пережитых в отношениях с ними. Реинвестиция следов слабо либидинозной словесной памяти о злых объектах относительно мало болезненна, но при этом позволяет субъекту избегать повторных нарциссических травм – Ferdinand-Victor-Eugène Delacroix, « Dante et Virgile sur la Barque ».

  3.1.   Прегенитальные фазы психосексуального развития.

3.1.1. Philippe de Champaigne, « Nativité »

Младенчество, как оргия нарциссического удовлетворения, – Philippe de Champaigne, « Nativité ».

  3.1.2. Jean-Baptiste Greuze, « Retour de la nourrice »

Младенчество, как агония нарциссической покинутости, – Jean-Baptiste Greuze, « Retour de la nourrice ».

3.1.3. “Слоновьи капризы матери”

– так Жак Лакан объяснял субъективное толкование младенцем отношений с первичным объектом. Математически этот тезис доказывается так.  Вес младенца при рождении 3 Кг, вес его матери – 60 Кг, делитель – 20. Если мать младенца говорит: “Я целиком отдаю себя ребёнку”, – предложите ей превратить делитель во множитель для её 60 Кг  – получаем 1 Т и 2 Ц. Как вы насчёт того, чтоб “целиком отдаться” заботам и ласкам слонихи, Madame? 

3.1.4. Francisco José de Goya y Lucientes, « El Colosso »

Незабываемые младенческие воспоминания о первых встречах с папой – Francisco José de Goya y Lucientes, « El Colosso ».

3.1.5. Francisco José de Goya y Lucientes, « Saturno, Devorando a uno de sus Hijos »

Оральные страхи покинутости объектом и/или разделения с объектом (с матерью), связаны с неотенией и младенческой беспомощностью. Оральные фантазии пожирания объектом часто смещаются с матери на отца – Francisco José de Goya y Lucientes, « Saturno, Devorando a uno de sus Hijos ».

3.1.6. Max Ernst, « Die Jungfrau zuechtigt das Jesuskind »

Анальные страхи потери объекта и/или  пенетрации объектом связаны с овладением сфинктерами, скелетными мышцами и речью. Анальные фантазии избиения и/или убийства объекта и/или объектом – Max Ernst, « Die Jungfrau zuechtigt das Jesuskind ».

3.1.7. Hans Bellmer, « La Poupée »

Цель анального влечения – контроль и разрушение объекта, начиная с фекального комка и не останавливаясь ни перед чем, что попадается  в только что начавшиеся слушаться руки  (садизм) – Hans Bellmer, « La Poupée ».

3.1.8. Pablo Ruiz Picasso, « sans titre »

  Уретральная фаза является краткой интерлюдией на рубеже 3-го года жизни, сопровождающей нарциссические обиды открытия полового диморфизма и невероятное открытие – у  всемогущей волшебницы-матери нет фаллоса! – Pablo Ruiz Picasso, « sans titre ».

3.1.9. Orlan, « Origine de la Guerre »

С уретральной стадии и навсегда в психосексуальности обоих полов царит нарциссическая переоценка фаллоса (фаллический примат) – Orlan, « Origine de la Guerre ».

3.1.10 Arnold Boecklin, « Medusa »

В уретральной же фазе у обоих полов начинается обесценивание женского пола и женских гениталий (“horror feminae”)  – Arnold Boecklin, « Medusa ».

3.1.11. Ferdinand-Victor-Eugène Delacroix, « Méphistophélès vole sur la ville »

Недифференцированное, анальное, комбинированное родительское Имаго, если не подвергнется рефракции в Эдиповой фазе, превращается со временем в Чёрта – Ferdinand-Victor-Eugène Delacroix, « Méphistophélès vole sur la ville ».

  3.2.   Эдипова фаза психосексуального развития.

3.2.1. Moreau: Oedipus and the Sphinx

Эдип – герой трагедии Софокла «Oidipoys tyrannos» (430 г. до Р.Х.). «Эдип – как символическая система передачи фундаментального закона» (Lacan). Закона, каковым является «запрет инцеста – универсальное и минимальное условие, отличающее культуру от натуры» (Claude Lévi-Srauss) – Ferdinand-Victor-Eugène Delacroix, « Oedipe devant la Sphynge ». 

3.2.2. Michelangelo Buonarroti,
« Peccato originale »

У предков человека генитальная зрелость достигалась к 5-му году онтогенеза, но у современного человека Эдипова фаза, именуемая также первой генитальной фазой, прерывается эволюционно возникшей в ледниковую эпоху  задержкой в психосексуальном развитии – фазой латентности. В Эдиповой фазе происходит объединение Эроса (парциальных влечений)  и Танатоса (нарциссического аутоэротизма) – что с тех пор и навсегда субъективно толкуется  как  фаллический примат  в организации влечений субъекта. В Эдиповой же фазе обретается и целостный объект желания – Michelangelo Buonarroti, « Peccato originale ».

3.2.3. Annibale Carracci, « Giovo e Giunone »

Первичные объекты влечения обоих полов – мать, ее гениталии и ее фантазийный фаллос. Становление вторичных  объектов влечения – отца и отцовского фаллоса  – происходит постепенно, вслед за открытием материнской “кастрации”. Помимо этого открытия, обращение влечения на отца возможно лишь при физическом наличии отца в жизни ребенка и его матери, а главное – желанности отца и отцовского фаллоса для самой матери, так называемой “цензуры [матери-] любовницы” (Michel Fain & Dénise Braunschweig)  – Annibale Carracci, « Giovo e Giunone ».

3.2.4. Philippe de Champaigne, « Moïse »

Любовник матери и соперник ребёнка – отец – первоначально является объектом контринвестиции, что субъективно толкуется как враждебность и ненависть к нему,  к “носителю Закона” (Lacan), т.е., к носителю запрета инцеста, разделяющего мать с ее ребенком, – Philippe de Champaigne, « Moïse ».

3.2.5. Jacques-Louis David,
« Les Sabines »

В негативном варианте Эдипова комплекса мальчика либидинозная инвестиция фаллического отца приводит к латентному мужскому гомосексуализму (пассивно-женской установке к отцу), а первичная идентификация с матерью сохраняется в виде фетишизма и в  зависти к детородным способностям женщин – Jacques-Louis David, « Les Sabines » (см. справа – мальчик с конём).

3.2.6. Clovis Trouille,
« Religieuse italienne fumant la cigarette »

В негативном варианте Эдипова комплекса девочки либидинозная инвестиция матери приводит  к латентному женскому гомосексуализму  (пассивно-женской установке к фаллической матери), а вторичная идентификация с фаллическим отцом затрудняет или делает невозможной работу горя по зависти к пенису и обесценивает детородную функцию – Clovis Trouille, « Religieuse italienne fumant la cigarette ».

3.2.7. Michelangelo Buonarotti,
« Il Mosè »

Внешним поводом Эдипова конфликта всегда служит Отец, вторгающийся в отношения между ребенком и первичным объектом любви, оттого-то отцовское Сверх-Я играет решающую роль у обоих полов: «Не делай, как Я, Отец твой, не смей посягать на плоть матери своей» – Michelangelo Buonarotti, « Il Mosè ».

3.2.8. Francisco José de Goya y Lucientes,
« Retrato de Mariano Goya »

Работа горя и дезинвестиция Эдиповых объектов дает большой выигрыш в психической экономии, предоставляя в распоряжение душевно здорового ребёнка большие запасы либидо для инвестиций  новых, неинцестуозных, объектов (в практическом плане – готовность ребенка к школе) – Francisco José de Goya y Lucientes, « Retrato de Mariano Goya ».

  3.3.   Фаза психосексуальной латентности.

3.3.1. Diego de Silva Velázquez,
« Las Meninas »

Генитальные цели влечения тормозится новыми вариациями соединения-разъединения влечений. Парциальная сублимация – нежность, уважение и работа по идентификации с родителями – занимает место генитальных домогательств. Формирование реакции – периодическая контринвестиция родительских объектов с чередованием фаз восстания-подчинения – помогает постепенно нарастающей инвестиции неинцестуозных объектов. Целями влечения становятся учителя и друзья-сверстники, а также неинцестуозная аутоэротическая активность – игра и учеба – Diego de Silva Velázquez, « Las Meninas ».

3.3.2. Pierre-Auguste Renoir,
« Garçon au Chat »

Парциальные сублимации (вытеснение) и формирование реакции  имеет свои пределы. Либидинозная реинвестиция еще только вытесняемых и  очень конфликтных инцестуозных представлений о родительских объектах вообще и о родительских гениталиях в особенности всегда возможна. Отсюда – страхи  получения в отношениях с новыми реальными  объектами неконтролируемых, нарциссически травматичных, генитальных восприятий. Отсюда же – вред порнографии и/или развратных действий взрослых – Pierre-Auguste Renoir, « Garçon au Chat ».

3.3.3. « Красная шапочка »

В латентности сохраняются те же Эдиповы фантазии, но прошедшие парциальную сублимацию и формирование реакции – любовные сказки и другие любовные иллюзии, подчиняющиеся только принципу удовольствия, с более или менее пассивной сексуальной ролью у девочек – « Красная шапочка ».

3.3.4. « Ослиная шкура »

Объектные отношения в латентности регрессивно асексуальные и/или бисексуальные, с расщеплением Я в процессе защиты (Freud), когда одна часть Я знает о разнице полов и генитальных отношениях, а другая часть Я – не знает. Это также игровые объектные отношения, с расцветом  и постепенным угасанием  галлюцинаторной аутоэротической психосексуальности, нарциссически безопасной игры интрапсихическими представлениями, – « Ослиная шкура ».

3.3.5. « Мальчик-с-пальчик »

Постепенно возвратно-поступательная циркуляция либидинозных импульсов генитального влечения (аффективного интереса) переносится на внимание и восприятие новых, реальных, а не аутоэротических, объектов генитального влечения. Отсюда – непостоянство нарциссической детской “дружбы”, будь то со сверстниками, будь то с другими взрослыми – « Мальчик-с-пальчик ».

3.4.   Пубертатный (подростковый) криз.

3.4.1. Jean-Désiré-Gustave Courbet,
« L’Origine du monde »

Центральная мастурбационная фантазия  остается в пубертате Эдиповой у обоих полов, хотя у девочек она носит более бисексуальный и более мазохистский характер, но у обоих полов осложняется  виной и тревогой  – Jean-Désiré-Gustave Courbet, « L’Origine du monde ».

3.4.2. Orlan,
« Le Baiser de l’Artiste »

Метаморфозы не только клитора и груди, но и всего тела (“форма”, “фигура”, “силуэт”) мешают галлюцинаторному удовлетворению нарциссизма девушек. Обретение новой, нарциссически удовлетворяющей, идентичности является для подростков сознательным  и болезненным  вопросом, болезненным особенно из-за сохраняющейся переоценки своих родителей и вообще взрослых (Evelyne Kestemberg) – Orlan, « Le Baiser de l’Artiste ».

3.4.3. « Фавн »
(коллаж)

Даже вне психоза все подростки переживают нарциссические травмы “странности” и “чуждости” полового метаморфоза, травмы, затрудняющие безобъектное, аутоэротически-галлюцинаторное удовлетворение влечений. Метаморфоз пениса особенно осложняет аутоэротическое удовлетворение  юношей – « Фавн » (коллаж).

3.4.4. Jared French,
« Crew»

Вначале пубертата “подросток регрессирует от объектной любви к нарциссизму” (Anna Freud),  компульсивно и нестойко инвестируя новые объекты в поисках неинцестуозных и нарциссизирующих  идентификаций с объектами внешнего  мира – отсюда гомосексуальные группы подростков с их конформизмом – взаимной ренарциссизацией – и с культом их “лидеров” – Jared French, « Crew».

3.4.5. Pablo Ruiz Picasso,
« Arlequin »

Аскетизм и идеализм  у подростков следует расценивать как агирование идеального Я, то есть,  отсутствие подросткового бунта является симптомом нездорового сохранения Эдиповых инвестиций и верности идеализированным родительским Имаго в плохо структурированном психическом аппарате – Pablo Ruiz Picasso, « Arlequin ».

3.4.6. John William Waterhouse,
« The Awakening of Adonis »

При благоприятном разрешении пубертатного криза ренарциссизация восстанавливает двойной оборот влечений и позволяет заново связать влечения, с более или менее полной сменой их объекта. Вторичной целью генитального влечения подростков становится любовь. Любовь – как психическая работа сублимации импульсов влечений, субъективно толкуемых как любовные чувства (аффекты), и галлюцинаторно-нарциссической психосексуальности, субъективно толкуемой как любовные фантазии. Сублимация прегенитальной сексуальности только и позволяет обрести реальные генитальные отношения с реальным объектом, с его или её собственными желаниями, что субъективно толкуется как счастливый переход от принципа удовольствия к принципу реальности –– John William Waterhouse, « The Awakening of Adonis ».

  4.  Невротические структуры

Регрессия влечений к прегенитальным фиксациям при неврозе_ н родительская семья невротика - возлюбленная тюрьма (Леклер)

  5.1. Pieter Paul Rubens, Bacchanalia

Нарциссический травматизм - грубое столкновение с генитально объектные отношения по типу опоры, уязвимость к прорыву любви

  Max Ernst,
Tentation de St. Antoine

Посттравматическая деформация Я - невозможность интеграции в Я сексуальных влечений

5.2. Martin Van Maele,
The Lesbian Love

Перверсии идеализация анального влечения и анальных объектов при перве нарциссическая перверсия -  злобная атака на Я других - пере нарциссическая травма недобровольного выбора анатомического  фетишизм - парадигма перверсий - синтез материнского фаллоса

6.1.    Прегенитальные конфликты

атака на психические связи и отвержение объектных представле шагреневая кожа асексуально-доброго реального Я (Dr Jekyll)  враждебная, отсутствующая, парадоксальная, нарциссическая, с проекция вовне либидинозных импульсов и сексуальных объектны ранняя инцестуозная привязанность к матери и включенность

6.2.    Патология ранних объектных отношений

Патология ранних объектных отношений отец психотика - карикатурное воплощение Закона - здесь - Зевс отец психотика не является объектом желания матери

  7.1.    Ранние аффективные травмы

анаклитическая депрессия - враждебно-тревожный материнский о блокада аутоэротизма ребёнка (рабёнка!)

7.2.    Прогрессивная психическая дезорганинизация

Прогрессивная психическая дезорганинизация эссенциальная депрессия - контринвестиция Эроса и услиление  субъективная редупликация  попытки строить объектные отношения.

10.1.  Мировоззренческая трудность психоанализа

Мировоззренческая трудность психоанализа издержки психоаналитического образования - унижение психоанализа от психоаналитиков ожидают благожелательной нейтральности, поиск спасения от унижения в группах, сектах, кланах

10.2.  Социальная этика психоанализа

Социальная этика психоанализа в нравственной области проступкам психоаналитиков нет и не м внутренняя дистанция к социальной жизни, к ее правилам и про Личное определение границ нравственно терпимого в обществе.  внутренняя дистанция к социальной жизни, к ее правилам и про Личное определение границ нравственно терпимого в обществе.